Брутальная мебель

Табуреты

С тех пор, как мебельщики с берега Нила натягивали циновку меж двумя невысокими опорами, чтобы на ней сидеть и до того дня, как один египтянин придумал приделать к табурету высокую спинку, прошла не одна тысяча лет. Зачем теперь египтянам табурет, когда у них есть стул? Но персы… персы любили сидеть на земле, скрестив ноги. Знаменитые персидские рукотворные ковры, которые защищали наряд богатых, чтобы он не испачкался, уже не были диковинкой. А одному персидскому царю хотелось чего-то нового в своём царстве.

Когда он увидел странную низкую египетскую скамейку, он решил, что теперь найден новый предмет, на который будут приходить смотреть, как на невиданную редкость. Теперь царь будет восседать на возвышении даже тогда, когда традиции велит сидеть на полу! Он повелел искусным мастерам изготовить по экземпляру табурета – один краше другого. Эти предметы мебели действительно были изумительны: персы знают толк в красоте. Но они ни чем не отличались от остального убранства царских покоев и шатров, которое своим великолепием блещет уже не один век. Царю всё ещё хотелось необычного.

Как-то раз одинокий кочевник приехал в этот город и привязал своего коня на площади напротив фонтана. Пока конь пил, кочевник снял с него седло, поставил на землю и сел на него, чтобы отдохнуть. В это время персидский царь, прогуливаясь по своему городу в окружении охраны, заметил сидящего на седле кочевника и пришёл в восторг: вот он – простой и надёжный табурет, изысканный и грубый одновременно. Он купил у кочевника седло, дав ему столько золота, что тот мог купить себе сотню сёдел, и сам приделал к нему ножки. Занятие так понравилось царю, что превратилось в его хобби. Теперь к нему съезжались со всего мира, чтобы посмотреть на коллекцию табуретов, да и прикупить диковинку.

Однажды эскизы, по которым царь рисовал табуреты, были украдены, а через много лет обнаружены при раскопках где-то на Кавказе. Совершено случайно рисунки попали к нам, и теперь мы делаем по ним необычные табуреты. И мало у кого есть возможность их приобрести.