Брутальная мебель

Шкафы

Багрянородная Зоя – законная наследница Македонской династии и последняя самодержавная женщина у власти в Римской Империи – была противоречивой личностью. На мозаиках и монетах её времени над головой у неё светится нимб, но при этом она убивала и ссылала многих. В прямом и переносном смысле: красота и молодость её не увядали до преклонных лет, а любому неугодному ей она велела выкалывать глаза.

Кстати о красоте. Ещё до того, как она стала править Византией, Зоя неистово увлекалась алхимией, а точнее – создавала кремы и мази, способные творить чудеса омоложения на женских лицах. Изготовление чудодейственной косметики настолько всецело поглощало внимание принцессы, что до императорских дрязг ей тогда не было никакого дела. Вся её мастерская была уставлена всевозможными склянками, ступками и флаконами, кругом – аптекарские весы, горны и реторты. Один из её рецептов попал в Византийский медицинский трактат, что находится сейчас в Библиотеке Лоренцо Медичи во Флоренции, это «мазь Зои-царицы».

Те флаконы и инвентарь, что должны были быть всегда под рукой, стояли на столах. Но куда девать остальные, которые доставались редко? Зоя прятала их в сундуки, но это было не удобно, ведь при необходимости приходилось переворачивать всё буквально вверх дном.

Прошли годы, и вот, поступает на службу к византийскому императору один храбрый воин из варягов. Да не просто так, а в элитный наёмный отряд под названием Варяжская Гвардия. И считался он телохранителем Зои. А был это Харальд III Сигурдссон по прозвищу Харальд Суровый – герой скандинавских саг, король Норвегии и основатель города Осло, тот, на ком закончилась впоследствии трёхвековая эпоха викингов. Харальд Суровый увидел в покоях императрицы толпящиеся сундуки и вдруг… перевернул один из них и поставил боком так, что крышка сундука превратилась в дверцу шкафа. Да, так появился первый шкаф, к которому тут же приделали полки.

Когда русский князь Ярослав Мудрый со своим флотом решил совершить набег на Константинополь и был разгромлен, шкаф этот попал в Россию как трофей. Он до сих пор стоит у нас и вдохновляет на новые проекты. А может, мы всё перепутали и это был не Харальд. Но история эта случилась именно в те года.